Штора защита россии


«Штора» проблему не решит

Требуемая живучесть бронетанковой техники в современных условиях может быть обеспечена только комплексным применением различных средств защиты

Видео срыва ракетной атаки боевой машины пехоты БМП-3 в пустынной местности вызвало повышенную активность блогосферы и некую эйфорию по этому поводу. На кадрах видно, как противотанковая управляемая ракета (ПТУР) в непосредственной близости от цели резко взмывает вверх. По данным первоисточников, это фрагмент демонстрационных испытаний в Объединенных Арабских Эмиратах. Мишень БМП-3М от поражения ПТУР «Конкурс» защищает комплекс электронного оптикопротиводействия (КОЭП) высокоточному оружию (ВТО) «Штора».Интерес к «Шторе» подогрели и сообщения о применении российских танков типа Т-90 с этим комплексом защиты в Сирии. Ранее сообщалось, что боевики ДАИШ располагают значительным количеством противотанковых средств, в том числе американских управляемых комплексов TOW.В результате некоторые публикации со ссылкой на это видео могут навести на мысль о том, что проблема защиты танков от поражения современными противотанковыми средствами (ПТС) решена, однако это не вполне соответствует реалиям. Для понимания сути проблемы ― немного о «Шторе».

О «Шторе»

Комплекс «Штора» ― средство активной защиты бронетанковой техники от поражения ВТО, в котором для наведения на цель используется лазер. Это управляемые ракеты типа «Дракон», TOW, «Милан», «Мейверик», «Хелфайр», артиллерийские корректируемые снаряды «Копперхед», другое ВТО наземного и воздушного базирования. Комплекс принят на вооружение в 1989 году.Чувствительные датчики «Шторы» обнаруживают источник лазерного излучения, предупреждают экипаж машины и одновременно выдают команду на автоматическое применение средств постановки помех системам управления оружием противника ― аэрозольных гранат и инфракрасных прожекторов. Через три секунды гранаты создают аэрозольную завесу в 55‒70 метрах от танка для противодействия лазерному излучению и «прикрытию» цели от наводчиков артсистем противника. Инфракрасный прожектор с дальности 2,5 километра «ослепляет» ракету и изменяет траекторию ее полета.Комплекс обеспечивает круговую защиту от нескольких управляемых ракет в вертикальном секторе от –5 до +25 градусов. Высокая (0,54‒0,9) вероятность срыва «Шторой» наведения управляемых ракет и корректируемых снарядов на цель снижает вероятность ее поражения в 3‒5 и 1,5 раза соответственно. Время реакции комплекса после обнаружения атакующей цели не превышает 20 секунд. Наряду с защитой «Штора» может использоваться для обнаружения огневых точек противника.

Суть проблемы

Существующая проблема защиты бронетехники заключается в многообразии эффективных противотанковых средств (ПТС) и тактики их применения. Ее можно рассматривать как очередной пример вечного противостояния между «мечом» и «щитом», когда совершенствование одного из них не решает проблему в целом.Сегодня развитие противотанковых средств находится на таком уровне, когда даже мощная броневая защита может быть преодолена относительно дешевыми средствами. Увеличение толщины брони себя исчерпало и не решит существующую проблему по тактико-эксплуатационным и экономическим показателям: первые снизят боевые возможности бронетехники, а вторые будут разорительны для ее владельцев.Проблему защиты бронетехники еще более обостряет применение наряду с ВТО эффективных средств обнаружения в видимом, тепловом и радиолокационном диапазонах. В современных условиях они стали базовым условием, без выполнения которого поражение танков и другой техники маловероятно.

Пути решения проблемы

Сегодня для поражения бронетехники используются различные неуправляемые и управляемые средства с высокой бронепробиваемостью. При этом стоимость одной единицы любого из них ниже стоимости поражаемой цели, при том что общее количество ПТС в войсках и на поле боя может превышать общее количество бронеобъектов противника в разы. Наличие бронетехники не гарантирует победу в ситуации, когда вероятность поражения танков на поле боя весьма высока. Для решения проблемы эффективной защиты техники на поле боя существует несколько путей.В первую очередь это снижение демаскирующих признаков боевых машин в оптическом, тепловом и радиолокационном диапазонах. По данным ведущего разработчика в этой области ОАО «НИИ стали», использование средств маскировки снижает вероятность поражения техники боеприпасами с радио- (тепловыми) датчиками цели с 0,85 (0,7‒0,8) до 0,2 (0,04‒0,01), потери от ударов авиации (разведывательно-ударных комплексов) ― на 50‒70 (70‒80)%, а общие потери танковой дивизии в бою ― на 80%.Уменьшение вероятности обнаружения бронетехники возможно за счет оптимизации ее форм, применения маскирующей окраски, аэрозолей, средств на новых физических принципах. Так, маскировочные комплекты типа «Накидка» и «Терновник» из поглощающих материалов снижают вероятность обнаружения танка в инфракрасном диапазоне на 30%, а вероятность его захвата ИК-головками самонаведения ― в два-три раза. В настоящее время снижение заметности является основным путем и «дальним рубежом» в разработке защиты бронемашин. Игнорирование этого направления может привести к бессмысленности использования бронетанковой техники из-за низкой боевой эффективности.Т-90МС в защитном комплекте «Накидка». Фото: wikipedia.orgВторое направление ― применение тактических приемов на поле боя и комплексов активной защиты (КАЗ). Среди последних особое внимание уделяется созданию новых и совершенствованию существующих КАЗ типа «Штора» и «Арена», прототипом которой является комплекс «Шатер». Первый поставленную задачу решает путем нарушения системы наведения ПТС, второй ― уничтожения (нарушения траектории полета) атакующего боеприпаса при подлете к цели пучком поражающих элементов.Кстати, первым в мире КАЗ стал «Дрозд», который был принят на вооружение Советской армии и серийно устанавливался на танках Т-55 в 1980-х годах. Идеология и технические решения «Дрозда» актуальны и сегодня, что подтверждает приобретение США украинских танков с этим КАЗ для изучения его потенциала. Одновременно в США попала и документация по украинскому КАЗ «Заслон», прототипом которого является «Дождь» советской разработки 70-х годов.Но практически непрерывные работы не были реализованы в серийном использовании таких разработок для защиты отечественной техники. Причиной этого явилась концептуальная неопределенность в связи с возможностью поражения элементами КАЗ своей пехоты и легкобронированной техники. Следует отметить, что подобный недостаток характерен для зарубежных КАЗ типа MUSS (США), AMAP ADS (Германия), «Trophy» (Израиль) и других.Третье направление ― оснащение бронетехники различными защитными экранами и комплексами динамической защиты (ДЗ). Первые достаточно эффективны против существующих кумулятивных снарядов и ручных противотанковых гранат. Вторые в виде коробчатых элементов с небольшим количеством взрывчатого вещества (ВВ) внутри сегодня широко распространены и служат для защиты танков от кумулятивных и бронебойных подкалиберных снарядов. При попадании снарядов в ДЗ они детонируют и встречным взрывом противодействуют поражающим боеприпасам. Этот принцип использован в ДЗ «Реликт», «Контакт-V» и других подобных комплексах.Вместе с тем следует иметь в виду, что эти средства неэффективны или малоэффективны для защиты от стрелкового оружия, бронебойных и осколочно-фугасных снарядов малого калибра. Для защиты от них могут использоваться комплексы ДЗ в сочетании с другими средствами, в том числе основанных на новых физических принципах.Еще одно направление предполагает снижение последствий заброневого действия на экипаж и внутреннее оборудование бронетанковой техники ― поражение экипажа и внутреннего оборудования осколками брони и снаряда за броней, продуктами взрыва разрывного заряда или кумулятивной струей, которые возникают при использовании бронебойных и кумулятивных артиллерийских снарядов и кассетных боевых элементов.

Времена «пассивной» и даже многослойной брони ушли безвозвратно. В современных условиях только комплексный подход с учетом основных факторов, влияющих на защиту и живучесть танков и других бронированных целей, может обеспечить им требуемую боевую живучесть.

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

topwar.ru

«Штора» проблему не решит

Требуемая живучесть бронетанковой техники в современных условиях может быть обеспечена только комплексным применением различных средств защиты

Видео срыва ракетной атаки боевой машины пехоты БМП-3 в пустынной местности вызвало повышенную активность блогосферы и некую эйфорию по этому поводу. На кадрах видно, как противотанковая управляемая ракета (ПТУР) в непосредственной близости от цели резко взмывает вверх. По данным первоисточников, это фрагмент демонстрационных испытаний в Объединенных Арабских Эмиратах. Мишень БМП-3М от поражения ПТУР «Конкурс» защищает комплекс электронного оптикопротиводействия (КОЭП) высокоточному оружию (ВТО) «Штора».

Танк Т-90

Интерес к «Шторе» подогрели и сообщения о применении российских танков типа Т-90 с этим комплексом защиты в Сирии. Ранее сообщалось, что боевики ДАИШ располагают значительным количеством противотанковых средств, в том числе американских управляемых комплексов TOW.

В результате некоторые публикации со ссылкой на это видео могут навести на мысль о том, что проблема защиты танков от поражения современными противотанковыми средствами (ПТС) решена, однако это не вполне соответствует реалиям. Для понимания сути проблемы ― немного о «Шторе».

О «Шторе»

Комплекс «Штора» ― средство активной защиты бронетанковой техники от поражения ВТО, в котором для наведения на цель используется лазер. Это управляемые ракеты типа «Дракон», TOW, «Милан», «Мейверик», «Хелфайр», артиллерийские корректируемые снаряды «Копперхед», другое ВТО наземного и воздушного базирования. Комплекс принят на вооружение в 1989 году.

Чувствительные датчики «Шторы» обнаруживают источник лазерного излучения, предупреждают экипаж машины и одновременно выдают команду на автоматическое применение средств постановки помех системам управления оружием противника ― аэрозольных гранат и инфракрасных прожекторов. Через три секунды гранаты создают аэрозольную завесу в 55‒70 метрах от танка для противодействия лазерному излучению и «прикрытию» цели от наводчиков артсистем противника. Инфракрасный прожектор с дальности 2,5 километра «ослепляет» ракету и изменяет траекторию ее полета.

Комплекс обеспечивает круговую защиту от нескольких управляемых ракет в вертикальном секторе от –5 до +25 градусов. Высокая (0,54‒0,9) вероятность срыва «Шторой» наведения управляемых ракет и корректируемых снарядов на цель снижает вероятность ее поражения в 3‒5 и 1,5 раза соответственно. Время реакции комплекса после обнаружения атакующей цели не превышает 20 секунд. Наряду с защитой «Штора» может использоваться для обнаружения огневых точек противника.

Суть проблемы

Существующая проблема защиты бронетехники заключается в многообразии эффективных противотанковых средств (ПТС) и тактики их применения. Ее можно рассматривать как очередной пример вечного противостояния между «мечом» и «щитом», когда совершенствование одного из них не решает проблему в целом.

Читайте также  «Леопард-2» в Сирии горит не хуже «Абрамсов» в Ираке

Сегодня развитие противотанковых средств находится на таком уровне, когда даже мощная броневая защита может быть преодолена относительно дешевыми средствами. Увеличение толщины брони себя исчерпало и не решит существующую проблему по тактико-эксплуатационным и экономическим показателям: первые снизят боевые возможности бронетехники, а вторые будут разорительны для ее владельцев.

Проблему защиты бронетехники еще более обостряет применение наряду с ВТО эффективных средств обнаружения в видимом, тепловом и радиолокационном диапазонах. В современных условиях они стали базовым условием, без выполнения которого поражение танков и другой техники маловероятно.

Пути решения проблемы

Сегодня для поражения бронетехники используются различные неуправляемые и управляемые средства с высокой бронепробиваемостью. При этом стоимость одной единицы любого из них ниже стоимости поражаемой цели, при том что общее количество ПТС в войсках и на поле боя может превышать общее количество бронеобъектов противника в разы. Наличие бронетехники не гарантирует победу в ситуации, когда вероятность поражения танков на поле боя весьма высока. Для решения проблемы эффективной защиты техники на поле боя существует несколько путей.

В первую очередь это снижение демаскирующих признаков боевых машин в оптическом, тепловом и радиолокационном диапазонах. По данным ведущего разработчика в этой области ОАО «НИИ стали», использование средств маскировки снижает вероятность поражения техники боеприпасами с радио- (тепловыми) датчиками цели с 0,85 (0,7‒0,8) до 0,2 (0,04‒0,01), потери от ударов авиации (разведывательно-ударных комплексов) ― на 50‒70 (70‒80)%, а общие потери танковой дивизии в бою ― на 80%.

Уменьшение вероятности обнаружения бронетехники возможно за счет оптимизации ее форм, применения маскирующей окраски, аэрозолей, средств на новых физических принципах. Так, маскировочные комплекты типа «Накидка» и «Терновник» из поглощающих материалов снижают вероятность обнаружения танка в инфракрасном диапазоне на 30%, а вероятность его захвата ИК-головками самонаведения ― в два-три раза. В настоящее время снижение заметности является основным путем и «дальним рубежом» в разработке защиты бронемашин. Игнорирование этого направления может привести к бессмысленности использования бронетанковой техники из-за низкой боевой эффективности.

Т-90МС в защитном комплекте «Накидка».

Второе направление ― применение тактических приемов на поле боя и комплексов активной защиты (КАЗ). Среди последних особое внимание уделяется созданию новых и совершенствованию существующих КАЗ типа «Штора» и «Арена», прототипом которой является комплекс «Шатер». Первый поставленную задачу решает путем нарушения системы наведения ПТС, второй ― уничтожения (нарушения траектории полета) атакующего боеприпаса при подлете к цели пучком поражающих элементов.

Читайте также  Средний танк. Прошлое или реальность?

Кстати, первым в мире КАЗ стал «Дрозд», который был принят на вооружение Советской армии и серийно устанавливался на танках Т-55 в 1980-х годах. Идеология и технические решения «Дрозда» актуальны и сегодня, что подтверждает приобретение США украинских танков с этим КАЗ для изучения его потенциала. Одновременно в США попала и документация по украинскому КАЗ «Заслон», прототипом которого является «Дождь» советской разработки 70-х годов.

Но практически непрерывные работы не были реализованы в серийном использовании таких разработок для защиты отечественной техники. Причиной этого явилась концептуальная неопределенность в связи с возможностью поражения элементами КАЗ своей пехоты и легкобронированной техники. Следует отметить, что подобный недостаток характерен для зарубежных КАЗ типа MUSS (США), AMAP ADS (Германия), «Trophy» (Израиль) и других.

Третье направление ― оснащение бронетехники различными защитными экранами и комплексами динамической защиты (ДЗ). Первые достаточно эффективны против существующих кумулятивных снарядов и ручных противотанковых гранат. Вторые в виде коробчатых элементов с небольшим количеством взрывчатого вещества (ВВ) внутри сегодня широко распространены и служат для защиты танков от кумулятивных и бронебойных подкалиберных снарядов. При попадании снарядов в ДЗ они детонируют и встречным взрывом противодействуют поражающим боеприпасам. Этот принцип использован в ДЗ «Реликт», «Контакт-V» и других подобных комплексах.

Вместе с тем следует иметь в виду, что эти средства неэффективны или малоэффективны для защиты от стрелкового оружия, бронебойных и осколочно-фугасных снарядов малого калибра. Для защиты от них могут использоваться комплексы ДЗ в сочетании с другими средствами, в том числе основанных на новых физических принципах.

Еще одно направление предполагает снижение последствий заброневого действия на экипаж и внутреннее оборудование бронетанковой техники ― поражение экипажа и внутреннего оборудования осколками брони и снаряда за броней, продуктами взрыва разрывного заряда или кумулятивной струей, которые возникают при использовании бронебойных и кумулятивных артиллерийских снарядов и кассетных боевых элементов.

Времена «пассивной» и даже многослойной брони ушли безвозвратно. В современных условиях только комплексный подход с учетом основных факторов, влияющих на защиту и живучесть танков и других бронированных целей, может обеспечить им требуемую боевую живучесть.

/Анатолий Соколов, rusplt.ru/

army-news.ru

Танковая станция оптико-электронного противодействия ТШУ-1-7М

В последние несколько лет на выставках бронетехники начали появляться российские танки, оборудованные комплексом оптико-электронной активной защиты «Штора-1» в новой его конфигурации. Первыми были замечены внешние отличия: с башни обновленных танков пропали несколько модулей «Шторы-1», что стало причиной соответствующих вопросов. Как вскоре выяснилось, причиной отсутствия электронных блоков стала модернизация системы активной защиты. В ходе работ по обновлению комплекса изменился состав его оборудования, а характеристики либо улучшились, либо остались на прежнем уровне. В состав последних вариантов «Шторы-1» вместо станции оптико-электронного противодействия (СОЭП) ТШУ-1-7, применявшейся ранее, входит станция ТШУ-1-7М. Под дополнительной литерой в названии скрывается большой объем работ, проведенный разработчиком системы – Специальным конструкторским бюро «Зенит» (г. Зеленоград). Производство станции планировалось начать на зеленоградском производственном объединении «Завод Стелла». Система ТШУ-1-7М была создана еще несколько лет назад, но тогда новости о ней затронули лишь узкий круг специалистов и лиц, интересующихся бронетехникой. Тогда же на различных выставках СКБ «Зенит» распространяло рекламный буклет с описанием новой станцией противодействия. Несколько дней назад этот буклет снова «вошел в оборот» после публикации в блоге эксперта А. Хлопотова.В ходе модернизации станция ТШУ-1-7 претерпела изменения лишь технического характера. Принцип действия остался прежним: при обнаружении лазерной подсветки станция включает инфракрасные прожекторы, которые мешают противотанковому боеприпасу навестись на танк. Кроме того, комплекс «Штора-1» может скрыть танк за дымовой завесой, но подобные методы защиты возлагаются на другие его элементы. В составе обновленной СОЭП по-прежнему имеются два прожектора, размещаемые на передней части башни. Однако количество прочих элементов станции по сравнению с ТШУ-1-7 значительно сократилось.В базовую станцию помимо двух блоков с прожекторами входили два модулятора МТШУ-1-7 (размещались в броневых коробах сбоку от прожекторов), два фильтра ФТШУ-1-7 (рядом с модуляторами) и пульт управления ПТШУ-1-7 – всего семь элементов. После модернизации в СОЭП ТШУ-1-7М остались лишь три блока: два модуля ОТШУ-1-7М со встроенными прожекторами и модуляторами, а также пульт управления ПТШУ-1-7. Все необходимое оборудование было собрано в имеющихся корпусах оставшихся модулей. Такая переделка, прежде всего, привела к уменьшению массы станции. Три ее модуля в общей сложности весят 72 килограмма (95,4 кг у СОЭП ТШУ-1-7). Кроме того, в четыре раза сократилась общая длина необходимых кабелей и в восемь раз число разъемов на корпусе танка. Последний аспект модернизации ощутимо повысил надежность работы станции.Разработчики СОЭП ТШУ-1-7М не только изменили компоновку элементов системы, но и доработали оборудование. Так, рабочий диапазон напряжения расширился с 26-28,5 вольт до 18-32 В. Кроме того, удалось в 20 раз уменьшить время готовности станции. Теперь от включения станции до перехода в режим токовой модуляции проходит всего три секунды, после чего аппаратура может работать в боевом режиме. В рекламном проспекте отмечалось, что значительное уменьшение времени готовности в условиях реального боя позволяет включать станцию только после обнаружения облучения, не демаскируя себя собственным излучением прожекторов, работающих в дежурном режиме.

После модернизации станция оптико-электронного противодействия сохранила все дополнительные функции, имевшиеся ранее. ТШУ-1-7М по-прежнему может подсвечивать местность и цели в инфракрасном диапазоне, обеспечивая наблюдение за обстановкой и наведение оружия на цели. Во время такой работы специальный режим подсветки позволяет примерно на треть уменьшить видимость самого танка. Согласно официальной информации, модернизированная станция ТШУ-1-7М имеет на 70% большую эффективность в сравнении с базовой моделью. Стоимость станции при этом осталась прежней.

Благодаря уменьшению веса и сокращению количества блоков новая станция может устанавливаться не только на тяжелую бронетехнику. В рекламном проспекте приводилась фотография боевой машины пехоты БМП-3, на башне которой имелись два характерных короба с инфракрасными прожекторами. Также в рекламных материалах утверждалось, что СОЭП ТШУ-1-7М испытывалась на нескольких типах техники: танках Т-72, Т-80 и Т-90, а также на БМП-3. Во всех случаях, как утверждалось, станция показала все свои возможности по защите техники от различных управляемых противотанковых средств.Рекламный проспект, изданный несколько лет назад, утверждал, что станция оптико-электронного противодействия ТШУ-1-7М поступит в серийное производство в 2010 году. Точные данные на этот счет отсутствуют, равно как и сведения о количестве бронемашин, оснащенных новой станцией. Вероятно, полномасштабное производство новых станций так и не началось из-за прекращения закупок танков Т-90, оснащавшихся старой ТШУ-1-7. О нынешнем состоянии проекта ТШУ-1-7М известно только то, что эти станции устанавливаются на демонстрационных образцах танков, участвующих в различных выставках.

По материалам сайтов:http://gurkhan.blogspot.ru/http://skb-zenit.ru/

http://zavodstella.ru/

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

topwar.ru

«Штора» проблему не решит

Видео срыва ракетной атаки боевой машины пехоты БМП-3 в пустынной местности вызвало повышенную активность блогосферы и некую эйфорию по этому поводу. На кадрах видно, как противотанковая управляемая ракета (ПТУР) в непосредственной близости от цели резко взмывает вверх. По данным первоисточников, это фрагмент демонстрационных испытаний в Объединенных Арабских Эмиратах. Мишень БМП-3М от поражения ПТУР «Конкурс» защищает комплекс электронного оптикопротиводействия (КОЭП) высокоточному оружию (ВТО) «Штора».

Интерес к «Шторе» подогрели и сообщения о применении российских танков типа Т-90 с этим комплексом защиты в Сирии. Ранее сообщалось, что боевики ДАИШ располагают значительным количеством противотанковых средств, в том числе американских управляемых комплексов TOW.

В результате некоторые публикации со ссылкой на это видео могут навести на мысль о том, что проблема защиты танков от поражения современными противотанковыми средствами (ПТС) решена, однако это не вполне соответствует реалиям. Для понимания сути проблемы ― немного о «Шторе».

О «Шторе»

Комплекс «Штора» ― средство активной защиты бронетанковой техники от поражения ВТО, в котором для наведения на цель используется лазер. Это управляемые ракеты типа «Дракон», TOW, «Милан», «Мейверик», «Хелфайр», артиллерийские корректируемые снаряды «Копперхед», другое ВТО наземного и воздушного базирования. Комплекс принят на вооружение в 1989 году.

Чувствительные датчики «Шторы» обнаруживают источник лазерного излучения, предупреждают экипаж машины и одновременно выдают команду на автоматическое применение средств постановки помех системам управления оружием противника ― аэрозольных гранат и инфракрасных прожекторов. Через три секунды гранаты создают аэрозольную завесу в 55‒70 метрах от танка для противодействия лазерному излучению и «прикрытию» цели от наводчиков артсистем противника. Инфракрасный прожектор с дальности 2,5 километра «ослепляет» ракету и изменяет траекторию ее полета.

Комплекс обеспечивает круговую защиту от нескольких управляемых ракет в вертикальном секторе от –5 до +25 градусов. Высокая (0,54‒0,9) вероятность срыва «Шторой» наведения управляемых ракет и корректируемых снарядов на цель снижает вероятность ее поражения в 3‒5 и 1,5 раза соответственно. Время реакции комплекса после обнаружения атакующей цели не превышает 20 секунд. Наряду с защитой «Штора» может использоваться для обнаружения огневых точек противника.

Суть проблемы

Существующая проблема защиты бронетехники заключается в многообразии эффективных противотанковых средств (ПТС) и тактики их применения. Ее можно рассматривать как очередной пример вечного противостояния между «мечом» и «щитом», когда совершенствование одного из них не решает проблему в целом.

Сегодня развитие противотанковых средств находится на таком уровне, когда даже мощная броневая защита может быть преодолена относительно дешевыми средствами. Увеличение толщины брони себя исчерпало и не решит существующую проблему по тактико-эксплуатационным и экономическим показателям: первые снизят боевые возможности бронетехники, а вторые будут разорительны для ее владельцев.

Проблему защиты бронетехники еще более обостряет применение наряду с ВТО эффективных средств обнаружения в видимом, тепловом и радиолокационном диапазонах. В современных условиях они стали базовым условием, без выполнения которого поражение танков и другой техники маловероятно.

Пути решения проблемы

Сегодня для поражения бронетехники используются различные неуправляемые и управляемые средства с высокой бронепробиваемостью. При этом стоимость одной единицы любого из них ниже стоимости поражаемой цели, при том что общее количество ПТС в войсках и на поле боя может превышать общее количество бронеобъектов противника в разы. Наличие бронетехники не гарантирует победу в ситуации, когда вероятность поражения танков на поле боя весьма высока. Для решения проблемы эффективной защиты техники на поле боя существует несколько путей.

В первую очередь это снижение демаскирующих признаков боевых машин в оптическом, тепловом и радиолокационном диапазонах. По данным ведущего разработчика в этой области ОАО «НИИ стали», использование средств маскировки снижает вероятность поражения техники боеприпасами с радио- (тепловыми) датчиками цели с 0,85 (0,7‒0,8) до 0,2 (0,04‒0,01), потери от ударов авиации (разведывательно-ударных комплексов) ― на 50‒70 (70‒80)%, а общие потери танковой дивизии в бою ― на 80%.

Уменьшение вероятности обнаружения бронетехники возможно за счет оптимизации ее форм, применения маскирующей окраски, аэрозолей, средств на новых физических принципах. Так, маскировочные комплекты типа «Накидка» и «Терновник» из поглощающих материалов снижают вероятность обнаружения танка в инфракрасном диапазоне на 30%, а вероятность его захвата ИК-головками самонаведения ― в два-три раза. В настоящее время снижение заметности является основным путем и «дальним рубежом» в разработке защиты бронемашин. Игнорирование этого направления может привести к бессмысленности использования бронетанковой техники из-за низкой боевой эффективности.

Т-90МС в защитном комплекте «Накидка». Фото: wikipedia.org

Второе направление ― применение тактических приемов на поле боя и комплексов активной защиты (КАЗ). Среди последних особое внимание уделяется созданию новых и совершенствованию существующих КАЗ типа «Штора» и «Арена», прототипом которой является комплекс «Шатер». Первый поставленную задачу решает путем нарушения системы наведения ПТС, второй ― уничтожения (нарушения траектории полета) атакующего боеприпаса при подлете к цели пучком поражающих элементов.

Кстати, первым в мире КАЗ стал «Дрозд», который был принят на вооружение Советской армии и серийно устанавливался на танках Т-55 в 1980-х годах. Идеология и технические решения «Дрозда» актуальны и сегодня, что подтверждает приобретение США украинских танков с этим КАЗ для изучения его потенциала. Одновременно в США попала и документация по украинскому КАЗ «Заслон», прототипом которого является «Дождь» советской разработки 70-х годов.

Но практически непрерывные работы не были реализованы в серийном использовании таких разработок для защиты отечественной техники. Причиной этого явилась концептуальная неопределенность в связи с возможностью поражения элементами КАЗ своей пехоты и легкобронированной техники. Следует отметить, что подобный недостаток характерен для зарубежных КАЗ типа MUSS (США), AMAP ADS (Германия), «Trophy» (Израиль) и других.

Третье направление ― оснащение бронетехники различными защитными экранами и комплексами динамической защиты (ДЗ). Первые достаточно эффективны против существующих кумулятивных снарядов и ручных противотанковых гранат. Вторые в виде коробчатых элементов с небольшим количеством взрывчатого вещества (ВВ) внутри сегодня широко распространены и служат для защиты танков от кумулятивных и бронебойных подкалиберных снарядов. При попадании снарядов в ДЗ они детонируют и встречным взрывом противодействуют поражающим боеприпасам. Этот принцип использован в ДЗ «Реликт», «Контакт-V» и других подобных комплексах.

Вместе с тем следует иметь в виду, что эти средства неэффективны или малоэффективны для защиты от стрелкового оружия, бронебойных и осколочно-фугасных снарядов малого калибра. Для защиты от них могут использоваться комплексы ДЗ в сочетании с другими средствами, в том числе основанных на новых физических принципах.

Еще одно направление предполагает снижение последствий заброневого действия на экипаж и внутреннее оборудование бронетанковой техники ― поражение экипажа и внутреннего оборудования осколками брони и снаряда за броней, продуктами взрыва разрывного заряда или кумулятивной струей, которые возникают при использовании бронебойных и кумулятивных артиллерийских снарядов и кассетных боевых элементов.

Времена «пассивной» и даже многослойной брони ушли безвозвратно. В современных условиях только комплексный подход с учетом основных факторов, влияющих на защиту и живучесть танков и других бронированных целей, может обеспечить им требуемую боевую живучесть. 

rusplt.ru


Смотрите также